Яндекс.Метрика Сергей Сенников: Подумать над географией

Сергей Сенников: Подумать над географией

Сергей Сенников: Подумать над географией

Группа «Норебо» — один из ключевых игроков на российском рыбном рынке — продолжает программу обновления флота: на Северной верфи уже заложено девять из десяти траулеров-процессоров под инвестиционные квоты. Также холдинг заказал российскому предприятию еще четыре судна. При этом в «Норебо» уже выступили с интересными предложениями по второму этапу реализации механизма инвестквот. Почему можно отказаться от жесткой привязки строительства перерабатывающих заводов к прибрежным регионам, представитель «Норебо» Сергей Сенников рассказал в интервью «Fishnews — Новости рыболовства».

– Сергей Александрович, «Норебо» продолжает участвовать в программе инвестиционных квот. В июне комиссия из представителей разных ведомств одобрила еще четыре проекта по строительству флота. Расскажите, пожалуйста, что это будут за суда?

– Да, мы приняли участие в заявительной кампании по строительству судов под квоты на вылов трески, палтусов и макруруса. Отбор должен был пройти раньше, но потребовалось внести коррективы в правовую базу — заменить Чукотское море, где допустимый улов трески не устанавливается, на Чукотскую зону.

Будем строить суда ярусного промысла, заказы выполнит Северная верфь — она уже строит для нас траулеры под квоты вылова на Дальневосточном и Северном бассейнах. Проектантом вновь выступит компания «Наутик Рус» из Санкт-Петербурга. При реализации этих проектов постараемся внедрить новые идеи по ярусному лову. У нас уже наработан опыт в этой сфере: активно ведется ярусный промысел трески и палтусов на Дальнем Востоке. Сейчас используются суда немецкой постройки, достаточно прогрессивные для своего времени, но и они начинают устаревать. Новые ярусоловы постепенно придут на смену действующему флоту.

Участвуя в этом этапе распределения инвестиционных квот, мы сможем увеличить охват районов промысла. Будем смотреть, как покажут себя новые суда, обновлять флот и дальше. Возможно, что и за пределами программы инвестквот.

Резка металла для первого ярусолова планируется уже в декабре нынешнего года. Приемка этого судна должна пройти в мае 2024 года. Последнее судно серии рассчитываем получить в августе 2025-го. На первый ярусолов с учетом опыта работы по предыдущим проектам заложили достаточно большой период: в процессе строительства первого судна идет доработка проектной документации, над вторым судном работать будет проще.

Сергей Сенников: Подумать над географией

Руководитель Росрыболовства Илья Шестаков уже заявил о втором этапе программы инвестиционных квот на Дальнем Востоке. Обновление флота происходит не в том объеме, в котором бы хотелось регулятору. По Северному бассейну ожидается обновление до 80% мощностей, на Дальнем Востоке — до 40%. Таким образом, мы видим потенциал в продолжении программы строительства флота под квоты. Разрабатываем проекты, связанные с этим направлением.

– Когда руководители отраслевых объединений комментировали информацию о продолжении программы инвестквот, четко обозначилось две позиции: предоставлять право на вылов под строительство флота или поддержать береговую переработку и инфраструктуру. Вы за какие акценты?

– Мы, как холдинг, заинтересованы в дальнейшем строительстве флота. Есть тезис, который высказывает РРПК, о сохранении объемов за пользователями, которые уже участвуют в программе инвестиционных квот. Этот вопрос в любом случае нужно прорабатывать. Ведь здесь система сообщающихся сосудов: объемы не возьмутся из ниоткуда, по сути, предлагается уменьшение квот добычи в морских водах. При этом большинство компаний, получивших инвестиционные квоты, также являются пользователями квот вылова в морских водах.

Необходимо, чтобы каждый килограмм добытых водных биоресурсов использовался максимально эффективно. Это мировая тенденция — считаем, что в России должны пойти по такому же пути.

В рамках первого этапа программы инвестквот уже строятся новые суда-процессоры. Такой флот будет выпускать продукцию морской заморозки — это отдельная категория товара на рынке. Но по объективным причинам на судах можно производить только ограниченный набор продукции. Береговые предприятия способны обеспечить выпуск большего ассортимента из мороженого сырья. Но нужно обновлять флот, который будет поставлять сырец в замороженном виде с минимальной разделкой для береговой переработки.

Поэтому мы предложили подумать над выделением на втором этапе инвестиционных квот под большие перерабатывающие заводы, которые будут функционировать по принципу безотходного производства, а также под крупнотоннажные суда, которые обеспечат береговую переработку высококачественным мороженым сырьем.

Если говорить о сроках продолжения программы инвестиционных квот, то в части рыбоперерабатывающих предприятий ее можно запускать уже сейчас, а со строительством флота, учитывая загруженность верфей, нужно подождать до 2024-2025 годов. Судостроительные заводы уже и так перегружены. Сдвижка сроков позволит судостроительным заводам заранее составить стапельное расписание и лучше подготовиться к новым сложным проектам, а заказчикам обеспечит больше времени на разработку необходимой технической документации.

Возможно, есть смысл создавать перерабатывающие предприятия под инвестквоты не только в Дальневосточном регионе. Если мы говорим об отправке продукции из минтая на европейский рынок, то проще доставлять сырье в центральную часть страны, где гораздо лучше обеспеченность трудовыми ресурсами. Для сравнения: если в ЦФО численность населения составляет около 39 млн человек, то в ДФО — порядка 8 млн.

Но инвестор должен поставлять сырье для переработки именно на эти предприятия. Чтобы не было такого: компания получила квоты, производит в море рыбу б/г и продает ее, а береговая переработка существует непонятно для чего.

Но в целом проще обеспечить производство в центральных регионах, где для предприятий не столь остро стоит кадровый вопрос.

– Когда начали строить промысловые суда, все чаще стала озвучиваться проблема нехватки кадров на верфях.

– Специалистов не хватает, поэтому и идут задержки в выполнении заказов. Большинство судов строится на верфях Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Этим судостроительным предприятиям приходится одновременно работать над целым рядом сложных в техническом плане проектов. А количество квалифицированных рабочих ограничено. Притом что верфи, как правило, выполняют еще и гособоронзаказ, это режимные объекты, где не могут трудиться иностранцы.

Если бы строили «вдолгую», как об этом говорят в ОСК, было бы проще. Верфи планировали бы привлечение трудовых резервов. Решение вопросов с кадрами — это постепенный процесс, за год-два проблему не снять.

Нехватка работников наблюдается и в других отраслях, не только в судостроении, но и в той же рыбопереработке. Только квотами здесь ситуацию не изменить. Это общая проблема, и решать ее должны не рыбаки и Росрыболовство — я думаю, это уровень правительства.

– Говорилось о возможности выделения инвестиционных квот не только под строительство судов и береговых заводов, но и под холодильники.

– Мы видим, что необходимость в холодильных мощностях есть, но как здесь задействовать квоты — сложный вопрос. Допустим, инвестор построит холодильник, но ему еще нужны суда для промысла. Логичнее, если этим будут заниматься действующие пользователи.

В целом мы считаем, что выделять холодильники в качестве отдельного объекта инвестиций в рамках программы инвестиционных квот нецелесообразно, так как береговые перерабатывающие предприятия в любом случае будут строиться с холодильными мощностями — это очевидная связка.

– Как развивается работа «Норебо» на розничном рынке? В частности, ваша продукция поставляется в торговые сети под собственным брендом Borealis.

– Понятно, что в связи с пандемией ситуация в сфере розничных продаж нестабильная: покупательская способность падает. Нам в этом плане легче, потому что мы предлагаем достаточно большой ассортимент: это продукция премиум-сегмента и более дешевая, рыба и морепродукты, разные виды разделки.

Но в целом хотелось бы подчеркнуть, что продвижение рыбной продукции в России должно стать национальной программой. Необходима государственная политика по пропаганде правильного питания.

При этом приучать есть рыбу нужно с детства. Если человек с малых лет не привык к этому продукту, то и во взрослом возрасте он, скорее всего, в свой рацион его не включит. Необходимо, чтобы рыбные блюда присутствовали в большем объеме в детских садах и школах, тем более что сейчас есть возможность работать централизованно, через комбинаты питания. И это должна быть качественная продукция, вкусные блюда, как это происходит во всем мире. Следует определить виды продукции и разработать требования, а дальше уже производители будут выпускать линейку под эти стандарты. Качественная рыбная продукция должна присутствовать и в других государственных системах — например, в армии.

– У нас подрастающее поколение предпочитает мясные продукты.

– Мы не предлагаем полностью замещать мясо рыбой, разнообразие — основной принцип питания. Но рыба обязательно нужна в рационе, особенно детей и молодежи.

По популяризации российской рыбной продукции озвучивалось много инициатив — например, Федеральное агентство по рыболовству заявляло о «Русской рыбе». Но эту работу нужно продолжать.

Сергей Сенников: Подумать над географией

Если проанализировать усилия бизнеса в продвижении рыбы, то они приносят результат. Распробовать продукцию из минтая российским потребителям помогали наши дегустационные акции. Но нужна именно национальная программа, которая будет рассказывать не об отдельных брендах, а о пользе российской рыбы и морепродуктов в целом. В нашей стране много разной рыбы, не только морской, но и пресноводной — надо представлять все это богатство потребителю. За рубежом снимают фильмы о промысле крабов, минтая и другой рыбы, рассказывают о пользе продукции из рыбы и морепродуктов. Такой опыт можно изучить и в России.

При этом можно рассказывать о продукции устойчивого рыболовства — в этой работе способны участвовать и общественные организации. Пока у нас нет такого спроса на экомаркировку, как в Великобритании, Евросоюзе, на развитие этого направления потребуется время. Важный аспект — экология: добыча рыбы оставляет гораздо меньший углеродный след, чем производство сельскохозяйственной продукции. На эти моменты тоже нужно обращать внимание.

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал «
Fishnews
— Новости рыболовства»

Сентябрь 2021 г.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − четыре =

Кнопка «Наверх»