Яндекс.Метрика Олег Комаров: Локализация — это не господдержка, а защита интересов России

Олег Комаров: Локализация — это не господдержка, а защита интересов России

Олег Комаров: Локализация — это не господдержка, а защита интересов России

Обсуждение второй волны инвестиционных квот вновь заставило задуматься о том, какие смежные отрасли в России нужно и реально возможно поднимать за счет рыбацких инвестиций. Смещение фокуса с флота на берег способно дать серьезный толчок развитию не только целых регионов, но и такой важной для государства отрасли, как машиностроение для пищевой и перерабатывающей промышленности, отмечают эксперты. Тем более что уже сегодня процент локализации в проектах береговых рыбоперерабатывающих заводов, который самостоятельно обеспечивают российские инженеры, существенно превышает аналогичный показатель, законодательно закрепленный для строительства флота под инвестквоты.

В лососевую путину-2021 на реке Хайлюля Камчатского края заработал второй рыбоперерабатывающий завод компании «Корякморепродукт». Современное эффективное производство рассчитано на выпуск 240 тонн готовой продукции из красной рыбы в сутки. Оно разместилось в 20 метрах от первого завода, построенного 10 лет назад, и не просто удвоило перерабатывающие мощности рыбацкой компании, а позволило создать единый производственный комплекс с потенциалом для дальнейшего углубления переработки.

Реализация этого проекта — от проработки идеи совместно с заказчиком до сдачи объекта на рыбе — вновь была доверена специалистам компании «Технологическое оборудование».

Какого прогресса в строительстве рыбоперерабатывающих заводов достигли отечественные инженеры за последние годы и какой процент российского присутствия в этом сегменте реален сегодня, Fishnews рассказал генеральный директор ООО «Технологическое оборудование» Олег Комаров.

— Олег Валентинович, ваша компания строит заводы для рыбаков уже больше 20 лет.

— Да, в этой отрасли мы с 1998 года. Проектируем, изготавливаем оборудование, строим и запускаем заводы разной мощности и сложности. Не прекращаем сопровождение наших проектов и после сдачи заказчику.

— Заводы рассчитаны не только на красную рыбу?

— Нет, конечно, есть и производства, которые специализируются на белорыбице. Более того, сейчас все чаще поступают запросы на создание универсальных заводов, способных одинаково эффективно обрабатывать и лососевые виды, и белую рыбу. Мы предлагаем решения, в том числе уникальные, для самого разного сырья.

— В вашем портфеле реализованных заказов есть и проекты под инвестиционные квоты.

— Да, но отмечу, что рыбаки не переставали строить и самостоятельно, без расчета на дополнительные ресурсы от государства. Поэтому работу над заводами под инвестквоты мы вели параллельно со, скажем так, плановой работой. За последние два года мы и наши коллеги реализовали проекты для компаний «Русский минтай», «Невод», «Нептун», РК им. Ленина (заводы «Командор» и «Ударник»), «Корякморепродукт», «Колхоз Октябрь», «Русак».

— Сегодня в отрасли активно обсуждается новый этап программы инвестиционных квот. Исходя из своего опыта, на что вы рекомендуете обратить внимание при подготовке нормативной базы ко второй волне?

— Считаю, что сегодня отрасль готова к тому, чтобы среди требований к объектам инвестиций на законодательном уровне был прописан процент локализации для береговых заводов. Так же, как это было сделано для флота. Такую готовность подтверждают и наши российские коллеги — производители технологического оборудования.

— Речь идет о постановлении Правительства РФ от 25 мая 2017 г. № 633?

— Да. В статье 5 этого постановления прописано, что стоимость товаров, работ или услуг, приобретенных (оказанных) на территории РФ в ходе строительства и ввода в эксплуатацию объекта инвестиций должна составлять не менее 30% общей стоимости строительства объекта. Это при подаче заявления о закреплении доли квоты до 2020 года включительно. В дальнейшем эта доля должна составлять уже не менее 40%.

Однако речь в этой статье идет только о судах. Береговые предприятия и требования о 15% локализации при их строительстве, которые указывались в проекте постановления, в финальную редакцию документа не вошли. Это привело к тому, что береговые заводы, строящиеся под инвестиционные квоты, фактически никак не увязаны с развитием инфраструктуры — ни инженерной, ни строительной, ни обслуживающей.

Вместе с тем, как показывает наш опыт, процент локализации для береговых заводов на сегодняшний день очень серьезный. В денежном выражении он может составлять около 50%: сказывается высокая стоимость импортного оборудования, не имеющего российских аналогов, например, филетировочных машин. Зато в пересчете на единицы изделий и проведенных работ процент локализации способен доходить и до 90%.

— К началу лососевой путины ваша компания успешно запустила второй завод для «Корякморепродукта». Понятно, что этот объект не подходит под критерии программы инвестквот, так как ориентирован на переработку красной рыбы, но он, наверняка, отражает уровень развития отечественного машиностроения для рыбной отрасли. Можете рассказать о нем подробнее?

— Безусловно, этот проект — один из самых интересных с инженерной точки зрения для наших специалистов. Хочу отметить, что с компанией «Корякморепродукт» нас связывают долгие и добрые партнерские отношения. Идеи и задачи заказчика, которые наши инженеры воплощали на практике, всегда были для нас стимулом к развитию, эволюции в профессиональном плане. Мы готовы и в дальнейшем поддерживать наших партнеров в любых начинаниях.

Олег Комаров: Локализация — это не господдержка, а защита интересов России

На новом заводе компании «Корякморепродукт» выпускается рыбопродукция блочной и штучной заморозки, осуществляется посол и заморозка ястычной икры, а также молок. В будущем планируется дополнить производство оборудованием по выпуску филе и фарша. Рыбные отходы перерабатываются в муку и жир на действующей рыбомучной установке (РМУ). Таким образом, рыбопромышленное предприятие объединило свои перерабатывающие мощности в единый комплекс, способный без задержек справляться с наплывом сырья в пиковые подходы лосося.

Если рассматривать нынешний проект с точки зрения локализации, то на 90% в плане выполненных работ и технологического насыщения этот завод имеет российское происхождение, то есть выполнен нашими специалистами.

В стоимостном выражении этот процент несколько ниже, опять же из-за цен на иностранное оборудование. Речь, в частности, идет о японских рыборазделочных машинах.

— Можете тогда перечислить те сегменты производства и виды работ, которые выполнены «Технологическим оборудованием»?

— Это приемка сырья: водоотделитель, автоматический весовой комплекс. Сортировка: транспортеры сортировочные, сырьевые бункера, транзитные бункера (для распределения по рыборазделочным машинам), транспортные и грузовые системы под рыбу с полной обвязкой. Еще сортировочные, весовые посты (за исключением самих весов) — обвязка также полностью наша. И рыбомоечные и глазуровочные машины. Кроме того, икорное оборудование: начиная с пробивки, посола, отжима и заканчивая фасовкой. А также узел дробления и транспортировки рыбных отходов, насосы (без насосного оборудования).

Монтаж, обвязка, пневматика, водопровод, электрика, пусконаладка, сдача на воде, на рыбе и гарантийное обслуживание — все это полностью тоже за нами.

И, конечно, самое главное — интеллектуальная составляющая: создание эскизного проекта, оптимальная компоновка оборудования, рабочее проектирование (проработка всей схемы, технологических линий) и т.д.

— Чем проект для компании «Корякморепродукт» выделяется среди других?

— Прежде всего, сроками реализации. Фактически наш конструкторский отдел приступил к рабочему проектированию в январе 2021 года, а к маю было изготовлено оборудование, проведена закупочная кампания, все укомплектовано, собрано, отправлено заказчику, смонтировано, испытано, запущено и сдано на рыбе. Создать завод такого уровня в столь сжатые сроки удалось именно благодаря высоким компетенциям наших конструкторов и инженеров.

Олег Комаров: Локализация — это не господдержка, а защита интересов России

Еще одна особенность, которая потребовала серьезной инженерной проработки, — многопоточность производства. Это означает, что после сортировки рыбы мы можем параллельно отправлять сырье на разделку и выпуск блочной продукции, на штучную укладку и заморозку либо в икорный цех. Таким образом, на заводе одновременно может происходить несколько операций.

И, как уже отмечалось, в этом году была запущена первая очередь завода, проект рассчитан на дальнейшее развитие: зарезервированы площади под оборудование для производства филе и фарша, а также под дополнительные морозильные аппараты. Запуск второй очереди завода позволит расширить его возможности по глубокой переработке рыбы и повысить мощности икорного цеха.

— Планируете ли со временем освоить производство аналогов иностранному оборудованию? Чего не хватает в России для этого?

— В свое время мы пробовали выпускать собственные морозильные аппараты. Но, как показала практика, это очень серьезное направление, оно значительно сложнее и затратнее с позиции использования производственных мощностей, привлечения кадров и продвижения на рынке, чем производство технологического оборудования. К сожалению, и специализированные российские компании, которые занимаются холодильным оборудованием, подтверждают, что в этом секторе сохраняется сильная зависимость от импортных комплектующих, преодолеть которую невозможно без развития сопутствующей инфраструктуры.

— Поддержка государства — в виде законодательного закрепления требования к локализации при строительстве береговых заводов либо прямых субсидий, как в случае со строительством краболовного флота, — способна исправить ситуацию?

— Правильнее говорить даже не о поддержке государства, а о защите государственных интересов.

Проекты, которые реализуются под инвестиционные квоты, должны быть стимулом для развития производства на территории России, а не за границей. Почему сегодня у нас с таким трудом строятся суда? Потому что судостроительные заводы либо утратили компетенции в этой сфере, либо не имели их изначально. Проекты, специалисты, технологии — очень многое теперь приходится привлекать из-за рубежа. И, как отмечают сами рыбаки, их денег не хватит для того, чтобы поднять судостроение с того уровня, на котором оно находится.

В случае с рыбопереработкой картина совершенно иная: у российских специалистов есть необходимый опыт и знания для строительства современных береговых производств, имеется хороший технологический задел и потенциал для его развития. Ускорить эту эволюцию можно, если активнее привлекать отечественных производителей оборудования, инженеров, создающих целые заводы, к реализации госпрограмм по развитию рыбной отрасли. Кстати, отечественные предприятия способны заняться и судоремонтом, если возникнет такой запрос и будут созданы условия. Развитие сопутствующей инфраструктуры, помимо прочего, повлечет и приток людского ресурса в регионы. Не в этом ли заинтересовано государство?

Наталья СЫЧЁВА, журнал «
Fishnews

— Новости рыболовства»

Август 2021 г.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 + восемнадцать =

Кнопка «Наверх»